• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: волчок в тумане (список заголовков)
17:34 

Из сборника "Античная балканистика"

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
21:04 

Битва при Херонее

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Вроде бы как раз 2 августа



Пейзажи в окрестностях


Еще картинки

@темы: Изображения, Пространство Александра

23:20 

Торвальдсен. Рельеф "Вступление Александра в Вавилон"

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем


И еще некоторые на античные сюжеты, просто для красоты:

читать дальше

@темы: Изображения

18:18 

Об основании Антиохии Александром

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Похвала Антиохии. Либаний. Речи.

«Дело в том, что после битвы при Иссе и бегства Дария Александр, одной частью Азии обладавший, другой домогавшийся и завоеванную территорию считавший малою, а помыслы простиравшей до пределов земли, явился в эту страну и, разбив ставку свою близ источника, который теперь, по его почину, принял вид храма, а тогда красоту его составляла только вода, давая отдохновение здесь своему телу после трудов, испивает воды источника, студеной, прозрачной и вкуснейшей.

73. Удовольствие от питья её напомнило Александру материнскую грудь и он высказал своим спутникам, что сколько сладости было в той, столько присуще и воде, и дал источнику имя матери. И вот Дарию [8] на походе его на скифов река Теар во Фракии показалась красивейшей и, поставив столб. Дарий начертал на нем, что Теар красивейшая река; а Александр наш источник не вывел на состязание вод, но уподобил молоку Олимпиады. Столько удовольствия обрел он в его влаге.

74. Поэтому он тотчас обстроил это место резервуаром и прочим оборудованием, какое можно было устроить при такой спешности в его деятельности, какую он проявлял в высшей степени, и принялся за основание города, как бы встретив пункт, способный вместить всю широту его планов.

75. Охваченный двойною страстью, одной в нашей стране, другой к приобретению прочей земли, когда одна принуждала его оставаться, а другая торопила бежать, влекомый душою к заселению и к войне, он одно другому не поставил преградою и не потерпел ни ради города устранить все свое рвение, ни, удовлетворяя последнему, погасить ту страсть, какую возымел к основанию городов, но не раздаваясь ни с той, ни с другой, одной положил начало, а войско повел в Финикию.

76. Началом же заселения был Зевс Боттиейский, воздвигнутый Александром, и вершина, получившая название его отечества и наименованная Эмафией. Это, полагаю, было признаком намерения Александра, что по завершении своих предприятий он изберет, вместо родины, эту страну.

77. Исполнив такое вступление в заселению, и служа нам основателем, тот, кто называем был сыном Зевса и подтвердил молву о себе своими подвигами, сам в самый короткий срок, переселившись к отцу, не мог довершить своего страстного желания.» (Либаний, Речи)


И еще немного о Селевке. Что это Пердикка его наверх вытянул.

"Именно Селевк за храбрость возводится Пердиккою в гиппархи {9], а когда Пердикка умер в Египте, призванный македонянами на его владычество, явился и получил в сатрапию Вавилонию. 80. Явившись на подмогу Антигону в его войне с Евменом, он сверг вместе с ним Евмена, но не знал, что благодетельствует в лице Антигона лукавого человека. Последний, усилившись при его посредстве, проникшись завистью к благодетелю, замышлял его смерть."

@темы: Цитаты, Пространство Александра

20:59 

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем

Alexander the Great Alexander the Great in his griffin-powered flying machine, XV century. From La Vraye Histoire du Bon Roy Alixandre. B.L. MS Royal 20 B XX. F. 76v
+ 2

@темы: Изображения

14:06 

Много античного золота

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
18:55 

Египетские картинки

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
01:10 

Le Roman d’Alexandre. Миниатюры

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
20:59 

Гордиев узел

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Картинка дрянь, но пусть лежит.


@темы: Изображения

15:19 

Чаша Уоррена

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
А вот и у меня тут гомоэротика







Bittir (древние Bethther), недалеко от Иерусалима, римская, AD 5 - 15

Серебряный кубок с рельефным украшением, название объекта - от его владельца, коллекционера Эдварда Перри Уоррена (1860-1928). В Британском музее

@темы: Нравы, Искусство, Изображения

16:12 

Клад Окса

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
03:17 

Виды Греции

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
20:13 

Моя любимая шутка Александра

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Он сказал о Парменионе: «Это он только снаружи белопокровный, а изнутри он весь цельнопурпурный». Шикарно, вычурно, изящно.

Обычно шутки ему не очень удавались. Видно, что он пацан слишком умный, слишком литературный, и порой забывает, с кем говорит, оттого часто его шутки просто не доходят до адресата – вроде как «Он тоже Александр» до Сисигамбис. Где уж персидской старушке греческие каламбуры понимать. А про то, как понял его Павсаний, я ваще молчу (хотя эта байка, скорее всего, брехня).

@темы: Мои размышления

00:31 

Маска римского кавалериста

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Не в тему, но очень понравилась.



Найденная в Нидерландах железная маска, обшитая бронзой и серебром, крепилась к шлему кавалериста с помощью шарнира. Ее надевали на триумфальное шествие или в бой. Автор: Музей Валкхоф, Неймеген; фото сделано в Музее и художественной галерее Талли, Карлайл, Великобритания

Здесь еще замечательные фотографии и статья "На рубежах империи"

@темы: Изображения

13:48 

Фаворит царя и отношение к нему современников и историков

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Читал книжку Берты Порозовской об А.Д. Меншикове. Как много сходства с Гефестионом, не в деталях и свойствах характера, а в его роли при царе и отношении к нему со стороны. Кое-где в тексте можно спокойно ставить "Гефестион", а вместо "Петр" - "Александр".

Выписки из книги, информация к размышлению

@темы: Гефестион, О книгах

23:35 

3 маленьких комикса о Древней Греции

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
14:33 

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Тут освоил малость фотошоп и первым делом вылечил Гефестиону подбитый глаз и свернутую скулу.






@темы: Изображения

01:12 

Образ Александра Великого в мировых религиях

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
Хорошая статья из Православной энциклопедии Тут вся статья целиком и библиография. Я не стал начало цитировать, там все известное.

"В Ветхом Завете держава Александра Великого возникает в апокалиптических видениях прор. Даниила, открывающих ему ход мировой истории и смену великих царств, как третье из четырех последовательно сменяющих друг друга царств - «третье царство, медное, которое будет владычествовать над всею землею» (Дан 2. 32-39). В видении зверей, вышедших из моря, его символизирует третий зверь - четырехголовый барс с четырьмя крыльями, т. е. властитель всех четырех сторон света, за к-рым следует время четвертого зверя (Дан 7. 6-8) (А. Петровский. Книга пророка Даниила // Лопухин. Толковая Библия. Т. 7. С. 23-24; 50-51). Александр Великий («царь Греции») появляется в образе «косматого» однорогого козла, к-рый сокрушает предшествующее (мидо-персидское) царство, символизируемое овном с двумя неодинаковыми рогами; однако и его царство недолговечно и распадается на четыре части (рога, «обращенные на четыре ветра небесных») (Дан 8. 5-14, 20-22; 11. 3-4). Для осуждения власти наследников Александра Великого, эллинистических царей, от к-рых вышел «корень греха», в 1 Макк 1. 1-7; 6. 2 образ А. В. избирается как точка отсчета нового миропорядка и новых страданий для иудеев.

читать дальше

@темы: Научные статьи

20:25 

Страбон о мифах

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем
При изложении мифов Гомер более точен, чем последующие писатели, так как он не во всем видит чудеса, но в поучение нам употребляет аллегории, перерабатывает мифы или стремится снискать расположение слушателей, особенно в рассказе о странствованиях Одиссея; говоря об этом странствовании, Эратосфен допускает много ошибок; он объявляет пустыми болтунами не только толкователей Гомера, но и самого поэта. Но об этом стоит сказать более подробно.

Прежде всего я должен отметить, что не только одни поэты признавали достоверность мифов. Ведь государства и законодатели гораздо раньше поэтов признавали мифы из соображений их полезности, так как всматривались в чувственную природу разумного человеческого существа. Ведь человек отличается любознательностью, и в этом коренится его любовь к мифическим рассказам, которая побуждает детей слушать и все более и более принимать участие в этих рассказах. Причина в том, что миф для них есть какой-то новый язык — язык, который говорит им не об этом реальном мире, а о другом, существующем помимо этого. Новизна же и неизвестность сюжета доставляют удовольствие. И это как раз и внушает человеку любознательность. Но если сюда присоединится элемент диковинного или чудесного, то тем самым усиливается удовольствие от рассказов, которое и является как бы приворотным зельем для обучения.

В начале обучения детей необходимо употреблять такие приманки, но по мере того как они начнут подрастать, следует подводить их к познанию реальных предметов, так как их разум уже окреп и больше не нуждается в том, чтобы ему угождали. И всякий невежественный и необразованный человек является в некотором смысле ребенком и, как ребенок, любит мифы. Этим отличается и человек полуобразованный, ибо его разум недостаточно развит и, кроме того, сохраняет привычку, приобретенную с детства. Но так как чудесный элемент в мифах не только доставляет удовольствие, но даже внушает страх, то мы можем пользоваться мифами того и другого рода для детей и взрослых.

Детям мы рассказываем мифы, доставляющие удовольствие для поощрения к добру и внушающие страх, чтобы отвлечь их от нехороших поступков. Таковы, например, Ламия, мифы о Горгоне, Эфиальте и Мормолике. Мифы, доставляющие удовольствие, побуждают к добру большинство населения государств.

Так бывает, когда люди, живущие там, слушают рассказы поэтов о мифических подвигах, например о подвигах Геракла, Фесея или о почестях, дарованных им богами, или же видят картины, примитивные статуи или скульптурные произведения, изображающие какую-нибудь такого рода внезапную перемену судьбы мифических героев в противоположную сторону. Но эти люди отвращаются от злых поступков, когда узнают из описаний или путем символического изображения невидимых предметов о божественных карах, ужасах и угрозах или когда верят, что люди подверглись таким испытаниям.

Ведь имея дело с толпой женщин или со всяким простонародьем, философ не может убедить их разумными доводами или вселить в них чувства благочестия, набожности и веры: в этом случае необходим суеверный страх, а его невозможно внушить, не прибегая к сказкам и чудесам. Ведь молния, эгида, трезубец, факелы, драконы, копья-тирсы — оружие богов — все это сказки, так же как и все древнее учение о богах. Но основатели государств признали священными эти сказки, превратив их в некие пугала, чтобы держать в страхе людей простодушных. Так как сущность мифологии — в этом и поскольку она оказала благотворное влияние на общественные и политические формы жизни, так же как и на познание реальных фактов, то древние сохраняли свою систему воспитания детей до наступления зрелого возраста: они считали, что с помощью поэзии как воспитательного средства можно в достаточной степени справиться с задачей воспитания во всяком возрасте.

Но спустя много времени выступили на сцену, сменив поэзию, история и нынешняя философия. Философия, однако, доступна лишь немногим, тогда как поэзия более полезна для широкой публики и способна привлечь народ в театры; и это в высшей степени справедливо для гомеровской поэзии. Первые историки и физики были также и сочинителями мифов.

9. Поскольку Гомер относил свои мифы к области воспитания, он обычно заботился об истине. Но Гомер «вставлял сюда же» (Ил. XVIII, 541) и неправду, чтобы снискать расположение народа и хитростью привлечь его на свою сторону:
Как серебро облекая сияющим золотом мастер,
(Од. VI, 232)

Гомер смешивает мифический элемент с действительными событиями, придавая своему стилю приятность и красоту. К тому же он имеет одинаковую цель с историком и с человеком, излагающим факты. Так, например, он взял эпизод о Троянской войне — исторический факт — и украсил его своими мифами; то же самое он сделал и в рассказе о странствованиях Одиссея. Но нанизывать пустые небылицы на какую-то совершенно ложную основу — это не гомеровский прием творчества. Ведь, без сомнения, кому-нибудь случается солгать более правдоподобно, если он примешает ко лжи какую-нибудь долю самой истины, о чем говорит и Полибий, разбирая странствования Одиссея. Это имеет в виду Гомер, говоря об Одиссее:

Так много неправды за чистую правду
Он выдавал им;
(Од. XIX, 203)
ибо Гомер не говорит «всю», но «много» неправды, так как в противном случае она не могла бы сойти «за чистую правду». Так он взял из истории основу своих рассказов. Например, история рассказывает о том, что Эол некогда владычествовал над островами, лежащими вокруг Липары, и что Киклопы и Лестригоны — негостеприимный народ — владели страной около Этны и Леонтины, поэтому и области около пролива были недоступны людям того времени, и Харибда и Скиллейский мыс находились в руках разбойников. И из истории мы узнаем, что остальные, упоминаемые Гомером, народы жили в других частях света. Кроме того, на основании реальных сведений о том, что киммерийцы жили у Киммерийского Боспора, в мрачной северной области, Гомер соответственно перенес их в какую-то мрачную область по соседству с Аидом, подходящую местность для мифических рассказов о странствованиях Одиссея. Авторы «хроник»18 доказывают, что Гомер знал киммерийцев, так как вторжение киммерийцев относится ко времени или немного раньше Гомера, или даже еще в гомеровскую эпоху.

(Страбон, География)

@темы: О книгах, Цитаты

00:24 

О войне

волчок в тумане
Я не червонец, чтоб быть любезен всем

История Александра Великого

главная